Кафедра уголовного права и процесса ИГиП ТюмГУ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Заметки публики_2018

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Размещаем впечатления от судебных разбирательств...

0

2

Прошу написанное ниже не принимать на свой счёт! Текст относится сугубо к игре. Никого обидеть не хотела!

На днях мне посчастливилось побывать на судебном заседании по уголовному делу, получившему в нашем городе широкую огласку. Хотя «посчастливилось», пожалуй, не самое подходящее слово. Непрофессиональное поведение участников процесса, несанкционированная съемка, секретарь, жующий конфетки и рингтон айфона, сопроводивший речь судьи – вот, что мне «посчастливилось» наблюдать. Впрочем, обо всем по порядку!
Начнем с того, что, наверное, только ленивый не слышал о зверстве, которое творилось тихой ночью с 15 на 16 января. Безработный Олег Чураков нанес своей матери около 8 ножевых ранений. И все это на глазах у малолетней девочки, которой, кстати, тоже досталось! Малышка была найдена сотрудниками полиции привязанной к батарее,  на кухне.
На мой обывательский взгляд, в этом жутком деле все печально очевидно. Однако не мне судить… Это предстоит сделать судье Калининского районного суда, госпоже Арсаевой. Но и к ней мы обратимся чуть позже.
Начну, пожалуй, с организации судебного заседания. Зал явно не предназначен для публики, желающей понаблюдать за тем, как вершится правосудие. Давящая духота и факт того, что неравнодушные граждане (а нас было немало) должны ютиться на парочке узких скамеек, безусловно, накаляют обстановку.
И вот, появляется секретарь судебного заседания. Однако что появляется раньше: она или блеск ее бриллиантовых сережек, сказать трудно… Девушка велит нам встать,  и в зал входит судья Арсаева, которая, кажется, забыла, что пришла не на светский раут, а на заседание по уголовному делу. Светоч правосудия решила порадовать нас, простых смертных, роскошным колье с бриллиантовыми цветами. Остается лишь верить, что заработала она на него исключительно благодаря своим профессиональным качествам.
Судья объявляет, какое дело подлежит рассмотрению. Секретарь оглашает явку. Арсаева разъясняет регламент, права, после чего интересуется у сторон, имеются ли у них ходатайства. Все бы ничего (благо тут ошибок не было), как вдруг я вижу молодого человека, эдакого юного блогера, фотографирующего участников процесса. Однако судья, заметив, что ведется съемка, ничего не возражает.
Стоит отметить, что согласно пункту 5 статьи 241 УПК РФ фотографирование, видеозапись, киносъемка  и трансляция лицами, присутствующими в открытом судебном заседании, допускаются с разрешения председательствующего. Насколько мне известно, разрешения судья не давала. Налицо несоблюдение законодательства.
Далее следует установление личности подсудимого, разъяснение его прав. Кажется, я только начинаю вникать в суть дела, как меня отвлекает шуршание под столом секретаря. Бедняжке, видимо, не хватает времени на обед, раз ей приходится жевать конфетки прямо во время заседания. Ох и ах! Посочувствуем сотрудникам суда, заваленным бумажной работой. Кстати, на переписки в социальных сетях параллельно с ведением протокола времени ей хватает.
Затем судья пытается установить отношение подсудимого к обвинению. Однако Чураков предпочитает зачитать суду свои показания по делу, которые, кстати, почему-то вкорне изменились по сравнению с тем, что он говорил во время предварительного следствия. На это обращает внимание государственный обвинитель Стригоцкая и просит уточнения у подсудимого. Он отчаянно пытается убедить суд, что первоначальные показания были даны им под психологическим и, более того, физическим давлением, но сторона обвинения перетягивает одеяло на свою сторону, настаивая на том, что заключение эксперта не подтвердило наличие побоев на теле Чуракова, хотя судье это таинственное заключение не продемонстрировали.
Подсудимый рьяно отстаивает свою позицию, пока его защитник тихонько помалкивает, виновато уставившись в бумаги. Вообще с защитником бедолаге не повезло. Адвокат Баронова довольно слабо продумала линию защиты. Ход  с давлением на подсудимого с треском проваливается. Кажется, после этого она совсем теряет веру в успех и не особо пытается защищать подсудимого, так и не представив ни единого доказательства.
Признаться честно, мне даже становится грустно. В голове закрадываются мысли, что я, не имея к юриспруденции никакого отношения, справилась бы с задачей лучше.  Тоска отступает, когда слово берет представитель потерпевшей Завьялова. Волнение или что другое, но она путается в именах. Удар пришелся на Чуракова… не то Алексеевича, не то Андреевича.
Для допроса вызывается потерпевшая. Весь зал замирает в ожидании вопроса от защитника. Тут-то она не может промолчать! Но нет… Мы снова слышим «Вопросов нет, Ваша честь». Тогда даже судья расстраивается отсутствию активности от горе-адвоката и начинает со скукой покачиваться на стуле. Сплошные разочарования, а не судебное заседание.
Следующая странность, замеченная мною, это то, что представитель потерпевшей ходатайствует о вызове второй потерпевшей, хотя это должен делать государственный обвинитель. Помимо этого, представитель вновь не может вспомнить имя: как же зовут девочку,  о привлечении которой в качестве свидетеля она ходатайствовала. Согласитесь, что выглядит это, по крайней мере,  не профессионально. Да и в целом необходимость вызова пятилетнего ребенка можно поставить под сомнение, ведь сторона обвинения своего ходатайства даже не мотивирует.
Тем не менее, в зал приглашается девочка Лиля и ее представитель. Но вот незадача! Педагога, чье участие обязательно в соответствии со статьей 191 УПК, она вызвать забывает. Хорошо, что хоть судья вспоминает о педагоге, а то так и остался бы сидеть, никому не нужный и всеми забытый, в коридоре.
Стоит отметить, что педагог действительно следит за ходом допроса девочки. С ее стороны следует возражение на вопрос обвинителя, содержащий в себе варианты ответа. И даже телефонный звонок не может отвлечь педагога от своей работы. Так держать! Только сотовый все-таки следует отключать.     
Далее, пропустив оглашение порядка исследования доказательств, для дачи показаний по очереди приглашаются свидетели. Тут нельзя не заметить недочет в процессуальных действиях судьи. Согласно пункту 2 статьи 287 УПК «перед допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность». Но судью Арсаеву почему-то отношение свидетелей к подсудимому и потерпевшему не интересует. Что ж, представителю правосудия виднее.
Не меньше вопросов вызывает и поведение подсудимого во время заседания. Довольно странно видеть, как человек ведет переписку в телефоне и потягивает энергетик, когда его обвиняют  в покушении на убийство и незаконном лишении несовершеннолетней свободы, не связанным с похищением. Как суд мог такое допустить, остается загадкой.
Завершается судебное заседание удалением судьи в совещательную комнату, после чего она объявляет, что разбирательство откладывается на другой день. Хотя, согласно законодательству, можно было объявить об этом без лишних раздумий.
Наступает заключительный день разбирательства по делу Олега Чуракова. И что я вижу! Участники процесса будто прочли мои наброски по первому заседанию, потому как большая часть того, что вызвало мое недовольство, было исправлено: внешний вид судьи - менее вызывающий, поведение секретаря отвечает регламенту, конфеты остались нетронуты, телефоны отключены.
На этот раз суд все-таки вспоминает о положении статьи 241 УПК и секретарь информирует нас, что во время заседания будет вестись фото- и видеосъемка.
Внимательно наблюдаю за ходом процесса: секретарь вызывает эксперта Ильясову, однако допрашивается она почему-то в качестве свидетеля. Довольно нелепая ошибка суда.
Далее следуют прения сторон, которые, впрочем, меня не впечатляют: помощник прокурора излагает обвинение без ссылок на доказательства по эпизодам дела; защитник зачем-то опять просит суд исследовать доказательства.
А, вот, последнее слово подсудимого, по сценарию стороны защиты, не должно было оставить нас равнодушными. Подсудимый зачитывает с листка душещипательную речь о бесконечной любви к матери. Но вину так и не признает. С такими «талантами» Чуракову бы в театре играть, а не поножовщиной заниматься…
По итогу этого судебного разбирательства подсудимый был приговорен к 5 годам лишения свободы  с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Будет время заняться актерской деятельностью.

Отредактировано Маргарита21 (25-05-2018 23:58:03)

+4

3

На этой неделе, 23 и 25 мая все желающие могли наблюдать судебное разбирательство по нашумевшему делу Чуракова О.А., который был обвинен в покушении на убийство собственной матери, а также в лишении свободы совсем юной девочки, проживавшей вместе с ними, путем привязывания ее к батарее. С самого начала дело казалось очень запутанным и неясным, похоже, таким оно являлось и для суда, и для лиц, участвующих в деле. Судья, то ли от чрезмерного волнения, то ли , наоборот, из-за отсутствия должного интереса к делу  попеременно называла одну из потерпевших то Лилией, то Лидией ( речь идет о той самой малолетней Зининой Лилии , оказавшейся привязанной к батарее холодной ночью 16 января). Аналогичное можно сказать и о репликах помощника прокурора, которая порой путала статьи Уголовного кодекса, вменяемые подсудимому.
Больше всего хочется отметить безразличное отношение Судьи к репликам подсудимого о том, что к нему применялись пытки во время допроса. Да, возможно, удары по голове тоненьким УК РФ являлись лишь фантазией показавшегося всем довольно-таки чудаковатым подсудимым, но ведь можно было бы проявить хоть какой то интерес к его словам! ( Особенно учитывая то, что пытки во время допроса - частое явление в Российской Федерации). Можно напомнить п.12 Постановления Пленума Верховного Суда "О судебном приговоре":
"Если подсудимый объясняет изменение или отказ от полученных в присутствии защитника показаний тем, что они были даны под принуждением в связи с применением к нему недозволенных методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого." Те, кто был на судебном разбирательстве, мог видеть, что Судья не предприняла вообще никаких мер.
Отдельно хочется отметить про то, что совсем юной девочке, для которой все происходящее вокруг с 16 января является огромным стрессом, со стороны государственного обвинения задавались наводящие вопросы, что прямо запрещено УПК РФ.
Похоже, что большое количество дел влияет на  отсутствие времени на повторение правил русского языка. Судья, которая постоянно оперирует одной и той же лексикой, так и не знает, что Чураков теперь осуждЁЁЁЁнный , а не осУУУжденный.
В заключении хочется обратить внимание на низкое качество оснащенности помещения суда удобствами для публики: неудобные скамейки, отсутствие кондиционера и отдельной площадки для СМИ. Неудивительно , что после двухчасового пребывания в столь душном помещении последнее слово подсудимого больше походило на бред. Можно было бы хоть какую-то часть денег, украденную у самого же населения, потратить на них!

Отредактировано Christina2101 (26-05-2018 14:29:44)

+1

4

Битва подушками в отделении полиции, или как живется молодому преступнику

Все жители нашего города до сих пор не могут отойти от шокирующего события в нашем мирном городе: в ночь с 15 на 16 января Чураков Олег безжалостно нанес многочисленные ножевые ранения собственной матери, после чего привязал шестилетнюю племянницу к батарее и благополучно пошел гулять по городу.
В себе ли был молодой человек и как ему живется с этим теперь? С этими вопросами мы попытались разобраться 25 мая на судебном заседании в Калининском районном суде города Тюмени.
Судебное заседание, назначенное на 15.10 часов начать судье удалось только в 15.40. Что ж, за это время нам удалось ощутить на себе всю атмосферу этого процесса. Волновались все- государственный обвинитель нервно перебирал бумаги, секретарь судебного заседания экстренно подготавливала неприспособленное для большого количества людей помещение, кто-то успокаивал бедного ребенка- Лилю, которая за последние пол года пережила столько потрясений.
Комфортно в этот день было лишь одному человеку - самому обвиняемому. Чураков Олег спокойно сидел на своем месте, наслаждался общением в социальных сетях и пил из бутылки что-то, что явно помогло ему справиться со стрессом. Да и вообще, все складывалось в его пользу- вопросов у сторон к подсудимому не имелось, свою речь, да и все показания он читал с заранее подготовленного листа бумаги.Погибает актер внутри молодого преступника!
Преступим к самому интересному - по словам Чуракова, в отделении полиции его избивали ПОДУШКАМИ: что ж, видимо, хотели устроить ему пижамную вечеринку, но он все неправильно понял. Зато понял весь зал - судье потребовалось немало усилий успокоить смеявшихся во весь голос присутствовавших в зале заседания людей. Эх, был бы в зале пристав- было бы легче, но, видимо, данная статья расходов в суде не предусмотрена и все деньги ушли на зарплату секретарю судебного заседания - ее новенький IPhone  мы все детально рассмотрели. Видимо, протокол заседания настолько детальным не будет.
Отдельного внимания заслуживает защитник - за время заседания мы так и не поняли, умеет ли она говорить. Видимо, обвиняемый все взял в свои руки и защитник лишь была красивым фоном для его речей.
Не до смеха было только маленькой потерпевшей. Ни педагог, ни законный представитель не уберегли ее от наводящих вопросов гос. обвинителя. Мало того, страдания девочки им казались недостаточными и увести ребенка из зала сразу после допроса, и тем более удалить на время допроса из зала обвиняемого никто не посчитал нужным.
И еще раз браво обвиняемому - блестящее последнее слово. С бумажки и по слогам,но, главное, ему самому понравилось.
Всем интересно, чем же все закончилось. 5 лет будет отбывать наказание Чураков. Там уж ему вечеринку с подушками не устроят, да и газировки не нальют, но молодой человек не очень расстроен - возможно, уже строит планы на будущее после выхода из колонии. Остается только надеяться, что время его исправит. Ну или театральный кружок.

Отредактировано Ирина Горбунова (26-05-2018 15:25:15)

+1

5

«Суровая машина российского правосудия»
23 и 25 мая 2018 года в г. Тюмени прошел громкий судебный процесс, приковавший к себе пристальные взгляды представителей общественности и прессы. Журналистам интернет-издания «Наведем в стране порядок» удалось принять участие в судебном заседании в качестве слушателей и узнать все обстоятельства дела из первых уст.
А обстоятельства, надо сказать, шокируют: в ночь с 15 на 16 января 2016 г. подсудимый Чураков О. А., проживающий в квартире вместе со своей матерью Чураковой О. М. и малолетней племянницей Зининой Лилией, предварительно связав девочку, совершил покушение на убийство матери путем нанесения той многочисленных ножевых ранений в жизненно важные органы. К счастью, мать осталась жива. Производство по делу длилось более двух лет и вот, наконец, завершилось вынесением обвинительного приговора, 5 годами лишения свободы и (хочется верить) торжеством справедливости.
Стоит отметить, что судебный процесс на первый взгляд прошел без серьезных нареканий и процессуальных нарушений, что не может не радовать. Однако при более детальном рассмотрении нетрудно заметить огрехи и скрип колес «суровой машины российского правосудия» (не смогли удержаться и не привести цитату из пронзительной речи самого подсудимого, о которой будет сказано далее).
В первую очередь бросилось в глаза то, что секретарь судебного заседания вела протокол, отвлекаясь то на телефон, то на конфетки. Это показатель чрезвычайно небрежного отношения к исполнению своих профессиональных обязанностей, что недопустимо для работника суда.
Судья справилась со своей работой очень достойно. Тем не менее, имелись некоторые недочеты, например, не был установлен порядок исследования доказательств перед их непосредственной оценкой, потерпевшей Чураковой не был разъяснен свидетельский иммунитет, многих свидетелей не спрашивали про их отношение к подсудимому и потерпевшему.
Надо отметить, что сторона обвинения в процессе было значительно сильнее стороны защиты. Помощник прокурора, выступавший в качестве государственного обвинителя, задавала грамотные и четкие вопросы, ходатайствовала о вызове многочисленных свидетелей. Однако тут также не обошлось без промахов: при объявлении обвинения помощник прокурора погорячилась и зачитала не только саму формулировку, но и кучу лишних данных, которые только сбили с толку участников процесса. Более того, обвинитель вместе с представителем потерпевшей Чураковой задала несколько откровенно наводящих вопросов в ходе допроса Зининой Лилии, что, как известно, запрещено Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, а также не огласила полностью протоколы следственных действий. Речь обвинителя в ходе судебных прений не отличалась ясностью, поскольку конкретные доказательства не были привязаны к отдельным эпизодам преступлений. При этом в своей речи помощник прокурора забыла указать место отбывания наказания для подсудимого. Помимо этого, по недочету обвинителя (и недосмотру судьи?) эксперт, проводивший судебно-психологическую экспертизу, был вызван и допрошен в качестве свидетеля, что не совсем обоснованно с точки зрения уголовно-процессуального закона, содержащего отдельные правила, регулирующие допрос эксперта.
Все перечисленные недостатки меркнут на фоне слабой активности защитника, который не справился со своими задачами - подсудимый защищал себя сам. Думается, защитник был не вполне компетентен, поскольку уже в ходе судебных прений просил исследовать доказательства, что согласно закону делается на этапе судебного следствия.
Что касается самого подсудимого, то он был явно не в себе, так как на протяжении всего судебного заседания не отрывался от листочка с заметками, на вопрос об отношении к обвинению начал сразу же излагать показания, краснел и покрывался испариной, отвечая на вопросы государственного обвинителя. Тем не менее, последнее слово Чуракова, взывавшего к справедливости и уверявшего участников процесса в том, что он искренне любит свою мать и племянницу, могло бы растопить даже самые черствые сердца, если бы не была так очевидна его виновность.

+1

6

Моисеев Никита

"Я был готов на все, лишь бы мои мучения закончились"

Уважаемые подписчики моего телеграмм канала! С Вами я, Радион Гнездилов, и сегодня мне хочется разделить с Вами мой праведный гнев.
Всего час назад я вышел из зала Калининского районного суда, где был вынесен приговор по делу, сфабрикованному кремлевскими псами режима. Приговор вынесен в отношении Олега Чуракова - самоотверженного координатора штаба президентской компании Елисея Овального в Тюмени.
Стоит ли мне говорить о том, что уже не один месяц правоохранительные органы пытаются задавить любую деятельность наших активистов? Погром штаба в марте, административные аресты и слежка - вот на что способна преступная власть.

Судебное заседание проходило 22 мая в Калининском районном суде. Я специально явился за полчаса до начала слушания, поэтому занял одно из ближних ко входу в зал мест. За мной пришло нескольль ко зевак, группа студентов юристов во главе с преподавателем и странный мужчина с татуировками на лице и длинными темными волосами.

Немного об участниках процесса. Дело рассматривала судья Арсаева(запоминайте имя, когда-нибудь она сама пойдет под суд), известная тем, что приговорила к 2 годам условного осуждения студента Герасима Вишню за оскорбление чувств верующих. В этот раз судья "блистала" золотым колье поверх мантии, и бронзовым загаром, который она вряд ли могла получить на даче или на курортах Крыма в это время года. Она вела себя уверенно, но практически не поднимала взгляд на других участников, будто нашкодивший ребенок.
Я долго и безуспешно ждал от судьи разрешения на видеосъемку. (На прошлых посещенных мной заседаниях всегда обсуждался этот вопрос). Так и не дождавшись этого разрешения, я достал смартфон и начал снимать. В мой адрес не поступило ни одного предупреждения, меня будто не замечали, даже когда я почи в упор снимал несовершеннолетнюю.
Так было все заседание, у кого-то даже зазвонил телефон, а преподаватель громко что-то объясняла студентам. Никакой реакции, никаких замечаний, порой казалось, что я сижу не в суде, а на арбузной ярмарке где-то в Адыгее.

Секретарь (фамилию я не запомнил) постоянно суетилась, из её рук сыпались стопки документов, она постонно смотрела на время и получала еле слышимые с моего места замечания судьи.Она тоже не устанавливала зрительный контакт с людьми, мне кажется, немного стыдилась.

Продолжение следует завтра ....

+1

7

В среду, 23 мая 2018 г., в Калининском районном суде состоялось открытое судебное заседание по делу, вызвавшему высокий резонанс в обществе. Чураков О.А. обвинялся  в покушении на убийство собственной матери, а также в лишении свободы своей пятилетней племянницы, проживавшей вместе с ними.
На первый взгляд, доказательства вины Чуракова О.А. были неопровержимыми.  Но сам подсудимый вину свою признал в части, ссылаясь на то, что умысла на убийство матери у него не было. Сторона защиты, в лице Ивченко Л.М.,  аргументировала свою позицию провокационным поведением со стороны матери, Чураковой О.М.  По словам подсудимого, длительное время на протяжении 9 месяцев, мать унижала и оскорбляла его. Вследствие чего, находясь в выраженном эмоциональном напряжении, не осознавая свои деяния, он совершил преступления. Так же и защитник в ходе судебного заседания апеллировал состоянием невменяемости подсудимого, что, по моему мнению, было некорректно, так как фабула дела  четко определяла вменяемость Чуракова О.А.
Помимо этого, отношение защитника к предъявленному обвинению в начале судебного заседания, больше походило на мотивированную речь в прениях. Но судья не решился прервать речь защитника, так рьяно защищавшего подсудимого.
Сторона обвинения, в свою очередь, выбрала более пассивную позицию, соглашаясь с ходатайствами и документами, которые были предоставлены стороной защиты. Но, не смотря на пассивность, все-таки в ходе судебного заседания моментами возникали перепалки между сторонами.
Конечно нельзя оставить без внимания потерпевшую Чуракому О.М. В судебном заседании мать говорила, что любит своего сына, и они жили дружно, ругались иногда на бытовой почве. Но в целом объяснения данного поступка сына, она найти так и не смогла.
Стоит отметить факт, что по ходатайству стороны обвинения в зале судебного заседания присутствовала пятилетняя девочка Лиля. Законность участия несовершеннолетнего в ходе судебного разбирательств была обеспечена присутствием  представителя в лице органа опеки и попечительства и психолога.  В данном случае следует отметить, что суд, начиная допрос Лили, не установил ее личность и не указал на необходимость говорить правду. Стороны при это проявили свою тактичность и компетентность, ребенку задавались коррективе вопросы, которые она могла понять и на которые она могла самостоятельно ответить.
Что касается свидетелей, приглашенных с обеих сторон, в их показаниях присутствовали противоречия. Некоторые часто слышали ссоры между сыном и матерью и всегда им удавалось понять причину возникшего конфликта. Всегда, но не  в ночь перед  преступлением, что безусловно может подтолкнуть к неким сомнениям: а слышали ли вообще они ранее эти ссоры либо была ли та решающая ссора в ночь перед преступлением.
Подводя итог моей статьи, хочется обратить внимание всех участников разбирательства на моральные ценности и нравственные устои человека.  Нападать с ножом на свою спящую мать – это деяние просто ужасает своей жестокостью. Ну а юридическая оценка содеянного Чураковым О.А. будет дана 1 июня 2018 г., в данное время судом объявлен перерыв судебного заседания. Конечно, суд при принятии решения будет исходить из принципов законности, справедливости и соразмерности наказания. Но мы все не должны забывать о  наших жизненных личных устоях и принципах, в которых одним из главных должен быть – уважение и почитание детьми своих родителей, а также любовь и забота родителей к своим детям.
Таратунина Алена, 26ю154.

+1

8

В пятницу, 25 мая, завершилось рассмотрение нашумевшего уголовного дела в отношении Чуракова О.А. в суде первой инстанции. Молодой человек обвинялся в покушении на убийство своей матери и незаконном лишении свободы несовершеннолетней девочки.
Дело привлекло больше внимание общественности – на судебном разбирательстве  присутствовали более 20 человек, несмотря на то, что проходило оно в самый разгар рабочего дня.
К сожалению, залы судебных заседаний в Калининском районном суде не приспособлены для комфортного размещения такого количества человек. Не исключено, что таким образом у людей отбивают всякое желание возвращаться в здание суда в какой бы то ни было роли. Что ж, пришёл наблюдать, как вершится правосудие, терпи.
Судья не отличился пунктуальностью, разбирательство по делу началось спустя полчаса после назначенного времени. Однако во время заседания можно было наблюдать, как судья торопился, словно пытался как можно быстрее уйти и посвятить себя более значимым делам.
Секретарь судебного заседания также был не особо заинтересован в надлежащем исполнении своих обязанностей. И правда, ведь решать личные вопросы по телефону, устраивать перекус, в то время как решается судьба человека, гораздо важнее, нежели вести протокол судебного заседания.
Никто не позаботился об установлении личности участники процесса. Видимо, судья давно знает всех участников, ввиду чего не считает нужным соблюдать требования уголовно-процессуального закона.

Вспоминается фраза персонажа известного мультфильма: «И таак сойдёт...».

Подсудимый, безусловно, заслуживает особого внимания. Полагаю, не каждый день на скамью подсудимых попадают люди с такой фантазией и навыками актерского мастерства. Молодой человек явно пытался произвести на всех участников процесса – строгий пиджак, классическая рубашка, галстук – бабочка. Представляете приличного, высоконравственного человека? Картинку лишь портит баночка энергетического напитка. Не спешите делать выводы, этому можно найти объяснение. Вероятно, у Чуракова была бессонная ночь, которую он посвятил обдумыванию своих показаний. Жаль, что он не успел их выучить. Присутствующим пришлось наблюдать, как молодой человек зачитывает написанный текст по бумажке, сопровождая это чрезмерной жестикуляцией. История о том, как после задержания сотрудники правоохранительных органов били Чуракова подушками с целью получение нужных показаний, вызвала лишь смех в зале судебного заседания.
Однако, быть может, автором этих строк является адвокат Чуракова, и  именно он не спал прошлой ночь, трудясь над текстом и исчерпав весь запас сил? Иначе как объяснить столь пассивное поведение во время судебного разбирательства?  Адвокат не озадачился сбором доказательств, подтверждающих невиновность своего подзащитного, не подготовил вопросы, которые бы можно было задать потерпевшим и свидетелям и поставить под сомнение их показания.
Гораздо более активной была сторона обвинения. Радует, что хоть прокурор и представитель потерпевшей Чураковой  нашли время для подготовки к судебному заседанию. Но и тут не обошлось без погрешностей. Государственный обвинитель забыл, что не может задавать наводящие вопросы в ходе допроса, что заявленное ходатайство должно быть мотивировано, а доказательства исследованы. Помимо этого прокурор ставит знак равенства между экспертом и свидетелями. Непонятно, кем является человек, дававший оценку психическому состоянию Чуракова. Ильясова С.С. была вызвана как свидетель, допрошена как эксперт, при этом несколько раз названа специалистом.
Также неясно, как на самом деле зовут вторую потерпевшую. Несовершеннолетняя Зинина Лилия за 2 часа успела поменять имя на Лидию и снова стать Лилией, сменить три отчества благодаря прокурору и адвокату.
Создалось впечатление, что для прокурора это первый опыт допроса несовершеннолетнего. Вопросы, понятные лишь взрослому человеку и требующие наличие юридических знаний, ставили в тупик шестилетнего ребёнка.
Завершающим аккордом стало последнее слово подсудимого (опять же зачитанное по бумажке).  Говоря о любви к матери, взывая к справедливости, Чураков настаивал на своей невиновности. Однако одной эмоциональной речи оказалось недостаточно для вынесения оправдательного приговора. Итог: 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

+1

9

Моисеев Никита,

"Я был готов на все, лишь бы мои мучения закончились" (ЧАСТЬ 2)

Сторона обвинения явно была наиболее подготовленной. Прокурор Стригоцкая (запишите её в тот же список) с садистским наслаждением перечисляла доказательства, подтверждающие вину Олега Чуракова, суд не признал ни одно из доказательств недопустимыми, даже факт нанесения ударов ножом, находящегося в правой руке не смутил бесчувственных палачей.  Каждый раз, когда прокурор задавала вопросы свидетелям, было сложно не уловить в её глазах хищный блеск.
Я абсолютно уверен, что как судья, так и прокурор находятся в одном телефонном звонке от губернатора, а их действия по "потоплению" нашего активиста спланированы и скоординированы, "всё переплетено", как говорил классик.

Все свидетели выглядели однообразно, а их показания не указывали на Олега, как на лицо, безусловно совершившее это деяние. Они подтверждали лишь возможность подсудимого совершить преступления, прямо не указывая на его вину. Более всего удивило появление несовершеннолетней. Ребёнок ещё не научился выговаривать все звуки, а рассказывает об обстоятельствах роковой ночи более уверенно, чем стишок на табуретке перед Дедом Морозом. Я не удивлюсь, что помимо заучивания текста, с девочкой работали учителя актерского мастерства студии "Ералаш".

Самое забавное событие произошло во время допроса Ильясовой по поводу проведенной ей экспертизы. Как мне пояснили после, она была допрошена по правилам допроса свидетелей, а в действительной процессуальной роли данного лица путались даже судья и прокурор, до конца не сообразившие, стоит ли перед ними специалист, либо же это эксперт. Могли бы не позориться лишний раз и просто не допрашивать Ильясову.

Сам подсудимый держался молодцом. За прошлый год он дважды отбывал административный арест на 30 суток за реализацию своих политических прав, но в этот раз дело было намного серьезнее. Из-за этого на лице Олега читалась обреченность, ведь грех властям не воспользоваться такой замечательной возможностью для того, чтобы заткнуть самого яростного в области противника диктатуры.
Также на лице читались следы побоев: у подсудимого была рассечена бровь, пластырь закрывал царапина левой щеке, искривление перегородки носа. Судья оставила без внимания жалобы подсудимого на избиение сотрудниками полиции подушками, хотя по внешнему виду было видно, что одними подушками не обошлось, и до суда Чураков просто вынужден был дать признательные показания. Что ей надо было услышать? Что подсудимого допрашивали по казанскому методу с применением бутылки от шампанского?!

Отдельных слов заслуживает защитник подсудимого. Недавно из предвыборного штаба правоохранительными органами была изъята вся техника, и пришлось покупать новую. Из-за этого у тюменского отделения не осталось средств на приглашение опытного адвоката. Государство предоставило Олегу защитника, которым оказалась молоденькая девушка, впервые самостоятельно представлявшая интересы другого лица в суде. Вероятно, ей никто не объяснил, что можно собирать доказательства, заявлять ходатайства и даже задавать вопросы потерпевшей и свидетелям. Либо она поняла, что подобное сфабрикованное дело ей точно не выиграть, а заводить могущественных врагов в начале карьеры глупо. Поэтому она молча отдала своего подзащитного в в лапы правосудию.

Последнее слово подсудимого в любой нормальной стране растрогало бы каждого, кто сидел в зале в это время, ведь Олег, не смотря на отсутствие образования, очень грамотно, правдиво и красноречиво взывал к справедливости. Невозможно было поверить, что этот милый парень резал ножом родную мать. Он резал словами сердца всех присутствующих на процессе, но   для судьи эти слова были бисером. Она сухо зачитала приговор: 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Друзья, не оставайтесь равнодушными, выходите на акцию протеста против судебного произвола, которая пройдет 3 июня на площади перед зданием областной Администрации! Мы не откажемся от своих требований, пока не освободят Олега Чуракова, нас много, всех не пересажать!

+3

10

1.Немотивированное ходатайство о вызове несовершеннолетней на допрос ИЛИ необузданные желания трёх властных дам.

Участники судебного заседания в лице госпожи судьи, прокурора и законного представителя так сильно жаждали видеть в суде пятилетнего ребёнка, что даже не стали утруждать себя выяснением обстоятельств, допускающих допрос несовершеннолетнего в качестве потерпевшего в судебном заседании. Видимо, они полагали, что дополнительные контакты ребёнка с представителями правосудия, а также с дядей Олегом - без пяти минут преступником, - не только не повредят, но и будут полезны для нравственного развития девочки.

По общему правилу суд не вызывает несовершеннолетнего потерпевшего в судебное заседание для допроса, а оглашает ранее данные им показания, полученные в ходе предварительного расследования с использованием видеозаписи или киносъёмки.
Если видеозапись или киносъёмка при допросе не применялись, а сторона возражает против оглашения таких показаний и ходатайствует о вызове несовершеннолетнего потерпевшего, суд по результатам обсуждения ходатайства принимает мотивированное решение.

2.Разъяснение прав ребёнку ИЛИ вундеркинд в судебном заседании.

У судьи и капли сомнений не возникло в смышлёности пятилетней потерпевшей Лили Зининой. Наверняка ребёнок уже успел к столь солидному возрасту усвоить не только буквы алфавита, но и буквы закона.  Даже подсудимому, окончившему 9 классов школы, судья не постеснялась задавать уточняющие вопросы на предмет понимания тех или иных слов или общего содержания задаваемых вопросов.

Законный представитель ребёнка был настолько впечатлён феноменальными способностями своего подопечного, что решил вовсе не вмешиваться в судебный процесс и остаться в тени юного гения, полагая, что пятилетняя Лиля самостоятельно справиться с реализацией своих процессуальных прав и обязанностей.

3.Роковая ошибка в формулировки обвинения ИЛИ «Берегитесь прокурора!»

Казалось бы, ничто не предвещало беды и всё шло своим чередом: судья с расстановкой объявила об открытии судебного следствия, все присутствующие затаили дыхание в ожидании торжества справедливости... Но кто бы мог подумать, что в судебном заседании по делу Чуракова будет решаться судьба не только самого подсудимого Чуракова, но и Следственного Комитета РФ. Эту непростую миссию взял на себя прокурор: излагая предъявленное обвинение, он обвинил Следственный Комитет РФ за то, что тот (кто бы мог подумать!) возбудил уголовное дело в отношении Чуракова.
Парадоксальная ситуация, никого не смутившая и не помешавшая продолжить судебное следствие!

4.Вопросы принуждения не были выяснены судом ИЛИ «Судья слезам не верит...».

Неожиданно для всех присутствующих подсудимый изменил свои показания, данные в ходе досудебного следствия, настаивая на том, что они были выбиты из него насильственным путём – с помощью «суровой машины государства» в лице оперативных сотрудников.

Но как бы подсудимый  ни умолял, ни просил суд во всём разобраться, судья не стала тратить время на разрешение этого никому не нужного вопроса (видимо, в этой игре подсудимый-таки лишён права голоса). Ведь в материалах дела имеется заключение судебно-медицинской экспертизы, согласно которой «на момент задержания телесных повреждений у Чуракова не обнаружено».

Да и к тому же, возникает вполне резонный вопрос: какие телесные повреждения может причинить Уголовный Кодекс РФ? Наверное, Чураков имел в виду, не физические травмы  – а духовно-нравственные, моральные страдания и точно уж не у себя - а у какого-нибудь студента-двоечника Института государства и права, провалившего экзамен по уголовному праву.

Возвращаясь к экспертизе, отметим, что никого не смутил тот факт, что экспертное исследование было проведено непосредственно до допроса подозреваемого. Действительно, очень удобно задержать подозреваемого, сразу же провести судебно-медицинскую экспертизу, а потом спокойно «в рабочей обстановке» допросить подозреваемого и получить признательные показания.

Важным, но, увы, никем не замеченным, является то обстоятельство, что то самое мед. заключение даже не было оглашено в судебном заседании. К тому же, оно якобы опровергает применение насилия к подсудимому только в единственном количестве – сразу после задержания. Однако, наш обездоленный подсудимый ссылался на систематическое применение к нему насилия (пускай даже Уголовным Кодексом и подушками с мылом) на протяжении всего досудебного следствия – и тут уже тем единственным и неповторимым медицинским заключением эксперта не отделаться.

5.Наводящие вопросы представителя потерпевшего, государственного обвинителя ИЛИ «все мы не без изъяна».

Допрос пятилетней потерпевшей Лили Зининой начался с довольно необычного вопроса государственного обвинителя о том, «что же случилось в ночь, когда дядя Олег напал на тётю?». Видимо, прокурор всё-таки засомневался в гениальности пятилетней девочки и решил  подсказать ей правильный ответ.

Представитель потерпевшего, заразившись таким примером государственного обвинителя, также решил отличиться и спросить потерпевшую Чуракову о том, была ли заперта дверь в квартиру в ту злополучную ночь.

Судья даже не заметила эти незначительные оплошности и никак не отреагировала. Ничего удивительного – ведь право на ошибку никто не отменял, как и право не свидетельствовать против самого себя и своих близких. Как говорится, все мы в этом мире не без изъяна.

Напомним, что УПК запрещает задавать наводящие вопросы (вопросы, которые содержат варианты ответа, констатируют наличие определённых фактов, тем самым могу привести к ложным показаниям).

6.Свидетель, специалист и эксперт в одном лице ИЛИ «феномен множественной личности в судебном заседании».

Свидетель Ильясова не желала уступать малолетней Зининой в талантах и поэтому решила поразить всех присутствующих своими выводами о вменяемости подсудимого в момент совершения им преступных деяний.

Впрочем, этот фокус навряд ли ей удался: судья раскусила приглашённого свидетеля, блиставшего своими глубокими знаниями в области медицины, обратившись к нему как к эксперту.

Однако не тут-то было - задавая вопросы Ильясовой, прокурор неоднократно заикался о заключении Ильясовой, как о заключении составленным специалистом.

В этой крайне затруднительной ситуации до сих пор неясно, с кем же мы имели дело: со специалистом, свидетелем или экспертом??

7.Горе-защитник ИЛИ «Что это – глупость или измена?»

Защитник в данном судебном заседании, то ли из-за нехватки профессионального опыта, страха перед представителем правосудия или, не дай бог, болезни, походил более на свою бледную тень, нежели чем на активного участника процесса.

Все присутствующие единогласно решили, что защитник был назначен органами следствия, а несчастный подсудимый был вынужден ловить на себе сочувствующие взгляды зрителей на протяжении всего судебного заседания.

Защитник не продумал линию защиты, не представил никаких доказательств, не проанализировал имеющиеся в деле доказательства, при допросе свидетелей со стороны обвинения вёл себя достаточно пассивно и вопросов не задавал. Более того, в прениях он непонятно зачем попросил суд вновь исследовать доказательства.

Ангелина М. 26Ю151

Отредактировано angelina9657 (29-05-2018 00:39:02)

+2

11

"Суд над Чураковым 2018"

В целом к судебному разбирательству сложилось нейтральное отношение, не было провокационных моментов, которые бы остались в моей памяти. На мой взгляд, процесс был достаточно организованным с точки зрения взаимоотношений между участниками дела. Мне досталась роль блогера, поэтому имею возможность оставить комментарий о всех участниках!

Отдельное замечание стороне защиты за смех в начале судебного разбирательства и респект Чуракову за такой позитивные настрой, не смотря на выдвинутое против него обвинение. Что касается повторяющихся ошибок, то отмечу, что судья не разъяснял права и не спрашивал мнения и отношения лиц. Сторона защиты оспаривала вменяемость, хотя это подтверждалось заключением эксперта, что противоречило установленным фактам. Также представленные доказательства в суде были приобщены, но не исследованы. В ходе судебного разбирательства стороны начали спорить, судья же в свою очередь не остановил и не оставил это в прениях. Порядок исследования документов так и не установили и не назвали статус присутствующих лиц. Я считаю, что сторона обвинения показала себя положительно и держалась уверенно, особых замечаний нет. Заметила, что в показаниях Лили были расхождения, она сказала, что является племянницей, хотя Лиля вроде, как дочь. Соседка Лёлькина сказала, что позвонила в полицию 15 января, а в материалах дела указано, что звонок поступил 16 января. Психолог не представил документов, которые бы подтверждали её квалификацию. Думаю, что отмеченные ошибки не являются исчерпывающими по данному делу...

Подводя итог, хочу сказать, что всё равно все молодцы, кто принял участие и у кого была роль больше двух слов. Само судебное разбирательство является полезным опытом для студента.

+1

12

23 мая мне удалось посетить открытое судебное разбирательство в Калининском районном суде города Тюмени. Разбирательство по делу о покушении на убийство и нанесении тяжких телесных повреждений сыном к своей матери. Подсудимый Чураков О.А. и потерпевшая Чуракова О.М. проживают вместе по адресу город Тюмень ул. Самарцева 200 кв.15, находятся в родственных отношениях как мать и сын. Во время допроса подсудимого и потерпевшей я заметила расхождения в некоторых фактах. Например, Чураков О.А. в зале судебного заседания сказал, что Лилия является его дочкой от первого брака, которая осталась после развода проживать вместе с ним, а Чуракова О.М. напротив сказала что Лилия является её племянницей, которая осталась на время отъезда её сестры у них. Сторона защиты вела себя неподобающим образом, позволяла себе посмеиваться во время предоставлении доводов, что вызвало негативное отношение у присутствующих в зале судебного разбирательства. Защитник противоречил установленным фактам, доказательства были приобщены, но не исследованы. По ходатайству стороны обвинения в зале судебного разбирательства присутствовала пятилетняя девочка Лилия, которая была допрошена в присутствии органа опеки и попечительства и психолога. Личность Лилии не была установлена, судья не оговорил её обязанность говорить правду. Что касается стороны обвинения, на мой взгляд они были слабой стороной, со всеми доводами и представленными документами и ходатайствами стороной защиты соглашались. Обвинитель задавал вопросы сидя, не выяснил взаимодействие с полицией, кто вызвал полицию, как задержали подсудимого Чуракова О.А., не выяснил обстоятельства обнаружения тела потерпевшей, как задержали Чуракова О.А. Что касательно судьи Бочарова, он не разъяснил права врачу, не спросил вручённый обвинительный акт Чуракову О.А., не спрашивал установочных данных, не спросил потерпевшую Чуракову О.М. о том, не хочет ли она отказаться свидетельствовать против близкого родственника.
Секретарь Мельниченко сидела в телефоне во время судебного разбирательства, что очень привлекало внимание.
Потерпевшая очень переживала и волновалась, вместе с ней и переживала я сама, было очень жалко её, на её лице было сильное отчаяние, она сына любит и не хочет чтобы его посадили и с другой стороны не знает чего ожидать от него в следующий раз.
Подсудимый вёл себя спокойно, отвечал на все вопросы уверено, вполне адекватно и разумно. На свою мать не смотрел, негативно не отзывался.
Абдразакова Алина 26Ю154

Отредактировано Алина96 (29-05-2018 23:55:25)

+1