Кафедра уголовного права и процесса ИГиП ТюмГУ

Объявление

Очередное занятие Школы молодого следователя состоится 11 декабря (понедельник) в 11 часов 30 минут на Шиллера 44. Тема: "Применение полиграфа в рамках расследования уголовных дел". Нужно записаться у лаборанта кафедры уголовного права и процесса. Деловой дресс-код.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Заметки публики

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Уважаемые студенты, не всем вам выпала возможность доказать свою правоту в судебном разбирательстве "дела Чуракова", и даже просто выступить вам удалось не всем. Предлагаю исправить эту жестокую несправедливость (а заодно заработать такие необходимые всякому троечниепетному студенту баллы!), разместив свою гневную, шуточную, деловито-сухую (или игриво-мокрую) заметку в этой теме.

+1

2

«Ла-ла-ла», «ну пожалуйста», «спасибо, нет, не спасибо» и другие казусы при рассмотрении уголовного дела.

Здравствуйте! В соответствии с Конституцией РФ суд в нашей стране открытый, а это значит, что присутствовать на нем может любой желающий, поэтому сегодня мы прослушали дело по обвинению Чуракова О.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, ч.1 ст.105, п «д» ч.2 ст.127 УК РФ.
В первую очередь нас, как простых обывателей, далеких от уголовного судопроизводства смутила бутылка на судейском столе, так мы и не поняли: то ли это было наяву, то ли нам причудилась деловая игра на 3 курсе ЮрФака. Потерпевшая Зинина Лилия и представитель органа опеки и попечительства сидят не на своем месте, почему?
А теперь перейдем уже к процессуальным ошибкам, опуская многозначительный смех со стороны судьи во время процесса, в том числе при вынесении приговора, отсутствие вопроса об отношении к подсудимому и потерпевшей у свидетелей, а также нарушение ч.2 ст.257 УПК РФ, а именно обращение, к суду сидя, едино личное рассмотрение ходатайств судьей,частое отсутствие вопросов о возражении сторон , ну и тем более плохо поставленная речь всех участников процесса.
Согласно ст. 274 порядок исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду, в нашем случае доказательства представляются ,видимо, только стороной обвинения. Ну посмотрим.
После допроса подсудимого суд и сторона обвинения не имеют вопросов. В этом деянии нет никаких процессуальных ошибок, просто вопрос от нас: «Почему?».
Допрос несовершеннолетнего проводится при обязательном участии педагога, что является нарушением ч.1 ст.280 УПК РФ. (Возможно, педагог на самом деле был, просто перед процессом надев на себя плащ-невидимку, либо педагог подрабатывает фокусником и решил применить фокус с исчезновением именно в зале судебного заседания, но это уже другая история), а также ,по-моему, девочка не поняла своих прав. После заявления ходатайства о даче показаний несовершеннолетней в отсутствии подсудимого при вопросе о наличии возражений потерпевшую Чуракову О.М. не спросили, наверное, не так уж она и важна. Очень порадовали органы опеки и попечительства, разве есть в законе такое понятие как «мой несовершеннолетний»? Больше все-таки похоже на известные мемы в интернете.
После показания давали сотрудники полиции, учитывая мое явное неравнодушие к полицейским, суть показаний, а уж тем более порядок судебного разбирательства я не уловила.
Допрос свидетеля Лелькиной М.Л. проходил, видимо, в особом порядке, так как после дачи подписки отношение к подсудимому, потерпевшей, а также все обстоятельства по делу ей известные никто из присутствующих не услышал, потому что сразу суд обратился к государственному обвинителю за вопросами к свидетелю.
В допросе Скобарь Н.Н. вопрос защитника о том, хаотично или методично с определенной последовательностью наносились удары, должен был быть отклонен судом, ввиду того, что свидетель не владеет такой информацией.
В ходе судебного заседания были многочисленные ошибки, но судья почему-то не обращала на это внимания.
Сначала гос.обвинитель "просит" 5 лет, а потом 8 лет и 6 месяцев. Наверное, нам послышалось, так как вменяно подсудимому 8 лет в итоге.
Чтобы подвести итоги хочется сказать, что весь процесс больше похож на семинар на третьем курсе юридического факультета , о чем я уже говорила, возможно , я попала путем телепортации в Институт  Государства и Права  , а не в суд, но это неточно http://www.kolobok.us/smiles/big_madhouse/wacko3.gif

+1

3

Нет ни одного человека в городе Тюмени, кто бы не слышал о чудовищной трагедии, произошедшей в ночь с 15 на 16 января 2016 года. «Любимый» и единственный сын решил расставить все точки над i со своей матерью.
Мне довелось присутствовать на судебном разбирательстве, которое было нелегким и даже трагичным: 15 ножевых ранений, нанесенных матери, связанные руки и заклеенный рот малышки, которой всего 5 лет. Убитая горем Чуракова до последнего убеждала суд, что ее сын не мог совершить это преступление, ведь он так сильно любит как ее, так и свою двоюродную сестру Лилю.
Уголовно-процессуальный кодекс РФ (далее- УПК РФ) является единственным и основным законом, который регулирует уголовный процесс в нашей стране. Все нормы, закрепленные в нем, подлежат обязательному исполнению участниками уголовного судопроизводства. Всегда ли это исполнение происходит в действительности? Рассмотрим на примере вышеуказанного судебного разбирательства.
Мы, как люди, далекие от юриспруденции, не знаем содержания норм Уголовного кодекса РФ. Судья, зачитывая его нормы, вменяемые подсудимому, не раскрыла их содержания. Лишь в процессе самого разбирательства стало понятно, что он совершил.
Стоит начать с того, что основой любого судебного разбирательства в уголовном процессе является равенство прав сторон. Как гласит статья 244 УПК РФ, в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами, в частности, на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях.
К сожалению, в этом судебном разбирательстве права сторон, по большей части потерпевшей Чураковой, были ущемлены. Судья спрашивала про наличие ходатайств перед началом судебного следствия лишь у государственного обвинителя, защитника и подсудимого. Потерпевшей не было предоставлено возможности задать вопросы при допросе подсудимого, потерпевшей Зининой, свидетелей Хижина и Гарипова. Важно отметить, что возможность выразить дополнения к ранее сказанному также не была представлена лишь потерпевшей Чураковой.
Конечно, имелись случаи, когда подсудимый был обделен вместе с потерпевшей Чураковой. Например, при допросе свидетелей Лёлькиной, Скобарь, Швецова, эксперта-психиатра Турнаевой.
Защитник подсудимого, Столбова Е. В., изо всех сил пыталась спасти своего подопечного. Ею было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля Швецова А. С., но оно не было обосновано, что является нарушением части 1 статьи 271 УПК РФ. Подсудимый Чураков был лишен права, да и сам не проявил инициативу повествовать нам о событиях той злополучной ночи. Сразу же начались вопросы защитника, связь с делом которую присутствующие не улавливали. Столбова Е. В. переходила от вопросов, связанных с совершением преступления к допросу подсудимого, и наоборот.
Несовершеннолетняя Зинина в зал судебного заседания явилась с представителем. После разъяснения прав потерпевшей Чураковой, судья обратилась к потерпевшей Зининой и ее представителю- Цыбульской А. Д., уточнила у них, понятны ли им их права, однако права разъяснены не были. Данные для установления личности законного представителя, а также правоустанавливающие документы не запрошены.
Схожая ситуация имела место быть с экспертом-психиатром Турнаевой. Как только ее вызвали для дачи пояснений, судья сразу же зачитала данное ранее заключение этим экспертом. Турнаевой не дали возможности представиться, сообщить иные данные о себе. Ни у одной из сторон и суда не было вопросов к эксперту, да и свободного пояснения от нее- тоже. Следовательно, эксперт ничего не разъяснил и не прокомментировал.
Государственный обвинитель очень хорошо сформулировал обвинение подсудимому. К недочетам можно отнести лишь формулировку, данную в середине обвинения: «Чураков О. А. нанес потерпевшей не менее 15 ножевых ранений…», но затем раскрытую точными данными и цифрами.
Судья Кузнецова Е. В. оказалась доброй девушкой. При допросе подсудимого, она спросила его согласие на очередность допроса: сначала его допрашивает сторона защиты, затем сторона обвинения. В действительности, это было необязательно, и его согласие либо отказ вряд ли что-то бы изменил. Часть 1 статьи 275 УПК РФ четко закрепляет последовательность допроса при согласии подсудимого дать показания, которая не предусматривает вариативности.
Подсудимый Чураков на допросе в зале судебного заседания изменил свои показания, данные им ранее на допросе в качестве обвиняемого в связи с тем, что они были даны под принуждением и угрозами. Ни судья, ни государственный обвинитель никак не отреагировали на это. В соответствии с частью 4 статьи 235, бремя опровержения доводов стороны защиты о том, что доказательство было получено с нарушением требований УПК РФ, лежит на прокуроре. Лишь в дополнениях, после допроса всех участников и исследовании вещественных доказательств, государственный обвинитель опроверг слова подсудимого. Согласно пункту 1 части 1 статьи 276 УПК РФ, при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде, по ходатайству сторон возможно оглашение показаний подсудимого. На мой взгляд, было бы целесообразнее государственному обвинителю заявить данное ходатайство.
Государственный обвинитель не имел никаких вопросов ни к подсудимому, ни к потерпевшей Зининой.
Что касается исследования вещественных доказательств, представленных стороной обвинения, то должным образом они исследованы не были. Государственный обвинитель зачитал перечень вещественных доказательств, показал их, но ни судья, ни сторона защиты непосредственно с ними не знакомились: не рассматривали их, не заявляли возражений.
Несмотря на все вышеуказанные недочеты, приговор вынесен справедливый: Чуракову назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Как говорится: «Да здравствует наш суд! Самый гуманный суд в мире!»

+2

4

Правозащитный центр "Фемида" обеспокоен тем, что судебное заседание по делу Чуракова Олега Александровича прошло с нарушениями уголовно- процессуального кодекса.

Уголовное дело №1-402/2016 по ч.3 ст. 30 – ч.1 ст.105 УК РФ, п. «д» ч.2 ст. 127 УК РФ УК РФ было возбуждено 16 января 2016 года. Вчера, 30 мая 2016 года, в Калининском районном суде города Тюмени под председательством мировой судьи Кузнецовой Екатерины Владимировны прошло судебное заседание по этому уголовному делу. В судебном заседании принимали участие: секретарь Новопашиной А.А. с участием государственного обвинителя – помощник прокурора Калининского АО г. Тюмени Койновой А.Е.; подсудимого Чуракова О.А. защитника – адвоката Столбовой Е.В., представившей удостоверение №142, ордер №2385 от 20.01.2016, а также с участием потерпевшей Чураковой О.М., Зининой Л.П. и ее законного представителя, сотрудника органа опеки и попечительства г. Тюмени и Тюменского района – Цыбульской А.Д.

Представителя правозащитного центра поразило то, что многие участники судебного заседания не всегда отвечали стоя на вопросы суда (нарушение порядка судебного заседания).

Согласно статье 244 УПК РФ, в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами, в частности, на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях. Однако суд не соизволил спросить наличие ходатайств потерпевшей Чураковой, и проигнорировал данного участника!

Более того, потерпевшей не было предоставлено возможности задать вопросы при допросе подсудимого, потерпевшей Зининой, свидетелей Хижина и Гарипова.

Касаемо допроса подсудимого, представитель «Фемиды» не понял, почему защитник не спросил у Чуракова О.А. о его отношении к предъявленным обвинениями, а сразу перешел к вопросам, что не создало целостной картины показаний подсудимого.

Еще одном из основных пробелов в данном судебном заседании - отсутствие разъяснения прав представителю Цыбульской А. Д и несовершеннолетней Зинине. Также представитель правозащитного центра отметил отсутствие педагога в допросе Зининой (требования ч.1 ст.191 УПК РФ об обязательном участии педагога или психолога в допросе с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет.)

Более того, показания подсудимого полностью противоречили показаниям, которые он давал в рамках предварительного следствия! Что не вызвало никакого внимания со стороны обвинения (Могли хотя бы задать вопросы)!!!

Несмотря на недочеты каждой стороны, правозащитный центр "Фемида" согласен с приговором суда, в котором Чуракову назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

(Старовойтов Дмитрий, 26ю142)

+2

5

http://www.kolobok.us/smiles/artists/just_cuz/JC_ThankYou.gif Можете, когда хотите   http://www.kolobok.us/smiles/madhouse/mail1.gif

0